?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Копаясь в волшебных саудовских перепитиях, мы раз за разом натыкаемся на аббревиатуру SOCAL - Standard Oil of California, напомню, что так называлась нефтяная компания, получившая с лёгкой руки Твитчелла, который свёл представителей компании с ибн Саудом и Филби, концессию на поиски и добычу нефти в Саудии в 1933 году.

В том же году SOCAL создала branch для операций непосредственно "на месте", в Саудовской Аравии, это дочернее отделение SOCAL'a получило название CASOC - California Arabian Standard Oil Company. В 1936 году, после трёхлетних бесплодных поисков нефти, SOCAL продала 50% акций CASOC американской же нефтяной компании The Texas Company, что было безусловно разумным шагом с обеих сторон, так как в случае нахождения нефти Texas Company получала доступ на Ближний Восток, в случае же неудачи убытки делились попалам, что устраивало уже SOCAL.

Из вышеизложенного следует, что с 1936 и по 1944 годы SOCAL действовала в Саудовской Аравии под именем CASOC и что когда в 1938 году в Саудии была, наконец, обнаружена нефть, то за единой аббревитурой CASOC прятались уже две американские компании - SOCAL и The Texas Company. Обе эти компании живы и здоровы по сей день и хорошо вам известны - SOCAL это Chevron, а The Texas Company это Texaco.

Справка дана просто по ходу дела, чтобы вы не путались в аббревиатурах, которые понадобятся нам позже.

Но вернёмся к Твитчеллу.

Неожиданно для самого себя он оказался на острие событий. Случилось так потому, что Твитчелл оказался востребован государством. Он оказался нужным человеком, оказавшимся в нужное время в нужном месте. Очень большую роль сыграли также его личные качества, как профессиональные, так и чисто человеческие. Понятно отношение и доверие к Твитчеллу со стороны ибн Сауда, однако и имевшие с ним дело англичане в своих отправляемых по инстанциям отчётах отзывались о Твитчелле исключительно лестно, "о, если бы все американцы были такими как он..." Англичане даже считали его англофилом, хотя Твитчелл им не был, он просто равно хорошо относился ко всем людям. И государство США, трезво оценив явление "Твитчелл", взвесило его и нашло его тяжёлым.

И Карл Твитчелл занялся челночной дипломатией, начав работать на Госдепартамент, он стал чем-то вроде внештатного сотрудника дипломатического ведомства или, по выражению американцев, - quasi-official, выполняя официальные поручения, не занимая при этом официальных государственных постов. Более того, будучи "нашим человеком в эр-Рияде" и по этой причине гораздо лучше профессиональных дипработников разбираясь в "обстановке на местах", Твитчелл даже начал выдвигать свои инициативы, которые на лету подхватывало и превращало в инициативы собственные уже государство. Так, в августе 1940 года во время личной и ни к чему не обязывающей беседы Твитчелла с ибн Саудом сама собою всплыла тема продовольствия по той простой причине, что конец 30-х и начало 40-х было в Саудии временем коров тощих, или, вернее, тощих верблюдов, так как в Аравии в те годы был самый настоящий голод и в беседе проскользнула идея по созданию под эгидой одной из Держав "миссии", призванной не только бороться с голодом напрямую, но ещё и такой, которая попыталась бы создать предпосылки по недопущению голода в будущем.

И вот в мае 1941 года Твитчелл, встречаясь в Америке с официальными сотрудниками Госдепартамента, предложил им эту идею. Причём он поразил госдеповцев, не подозревавшим в нём подобной глубины, стратегическим видением ситуации. "Вы же ведь хотели бы, наверное, приуменьшить немецкое влияние в Аравии? - сказал им Твитчелл, - ну так вот вам и прекрасная возможность это сделать." Идея немедленно пошла "в разработку" и американцами была создана "сельскохозяйственная миссия" по работе в Саудовской Аравии с госфинансированием в 10 млн. долларов, что для тогдашней Саудии было очень большими деньгами. Во главе миссии по вполне очевидным причинам был поставлен Карл Твитчелл.

Но, прежде чем "сельскохозяйственная миссия" могла приступить к работе, следовало устранить одно препятствие. И препятствие не пассивное, а очень даже активное. Дело в том, что если американцы собирались увеличить своё "присутствие" в Саудии, что с неизбежностью влекло за собою пропорциональное увеличение там и американского "влияния", то это означало вытеснение не только влияния немецкого, но и вытеснение (или преуменьшение) влияния британского. Свято место ведь пусто не бывает, верно?

И Твитчелл, скромный Твитчелл, "инженер", нанёс визит в британское посольство в Вашингтоне. Там он сказал, что он понимает, что англичане всё понимают, но что в данном случае он предствляет ибн Сауда и действует главным образом в интересах Саудовской Аравии, и что король ибн Сауд де-факто является лидером 200 млн. мусульман, 80 млн. из которых проживают в пределах Британской Империи, так что то, что интересно ибн Сауду, в равной степени должно быть интересно и англичанам. "Нуте-ка, нуте-ка, нуте-ка..." - сказали англичане, нервно забарабанив пальцами по полированной посольской столешнице.

И Твитчелл перешёл к деталям, честно изложив англичанам всё, но при этом он изобразил дело таким образом, что денег, отпущенных на "сельскохозяйственную миссию", мало, и что он, действуя в интересах Саудовской Аравии, желал бы, чтобы в "миссию" в сопоставимой мере "вложилась" бы и английская сторона. Твитчелл выложил все карты на стол. Игра шла в открытую. И сводилась она к тому, что через Твитчелла американцы делали англичанам предложение, от которого нельзя было отказаться.

Сыграл свою роль феномен момента.

Сидя напротив Твитчелла и выслушивая его, англичане знали, что Твитчелл знает, что они знают, что у Англии за душой нет ни пенса. Американцы ставили англичан перед выбором - либо оставить всё, как есть, что означало наличие в настоящем и рост в будущем немецкого влияния на Ближнем Востоке, либо попытаться вытеснить немцев американцами. Причём американцы не только предлагали свои услуги, но ещё и оплачивали их. "Вы только не чините нам препятствий и мы сами всё сделаем."

А это май 1941 года. Британия воюет уже полтора года и война складывается для неё не очень удачно и это ещё мягко говоря. И как оно будет с американцами - Бог весть, а немцы - вот они. Здесь и сейчас. И "миссия" Твитчелла поехала в Саудовскую Аравию. С деньгами, с людьми и всем прочим. И с деньгами в том числе английскими. Англичане, если они хотели отдать американцам немецкое влияние, но при этом сохранить собственное, были вынуждены принять участие в игре в том числе и денежными "ставками" саудитам, отрывая тем самым кусок от себя, что, в свою очередь, соответствовало американским текущим и будущим интересам.

Миссией Саудии была протянута крепкая рука. Причём произошедшее позволило ибн Сауду остаться нейтральным не только в глазах "международного сообщества", но и (что было гораздо важнее) в глазах арабов. Ведь помощь оказывалась не государством, а - неправительственной организацией. "Сельскохозяйственной миссией." И её помощь была своевременной, была она насущной и в глазах арабов она была бесценной, так как люди-то ведь голодали по-настоящему. И помощь была организована так, как умеют организовывать дело американцы - они искали места, где можно было выращивать хоть что-то, обходясь при этом минимумом воды, они учили арабов новинкам в области возделывания злаковых, они с нуля создали для ибн Сауда укомплектованный арабами сельскохозяйственный департамент, где американцы присутствовали в качестве советников, они знакомили арабов с последними достижениями животноводства и ирригации, и, что немаловажно, миссия занялась ещё и прокладкой дорог там, где дорог до того сроду не было, а это уже немножко выходило за рамки узко понятых сельскохозяйственных нужд.

Немцы и итальянцы немедленно осознали степень опасности, начав в радиопередачах на арабском клеймить работу миссии как "интриги ставленника еврейских капиталистов Рузвельта". Однако в данном случае радиопропаганда была малоэффективна, так как американцы организационно построили миссию так, что она выглядела инициативой короля, пользовалась его покровительством и защитой, а глава миссии Твитчелл персонально был подотчётен ибн Сауду.

Размах работ будет понятнее, если мы переведём усилия в километраж. Когда Твитчелл в 1930-31 годах искал по поручению ибн Сауда и Филби воду, то он протопал по Аравийской пустыне две с половиной тысячи километров, вернувшись же туда в составе "сельскохозяйственной миссии" Твитчелл и его люди только за один лишь 1942 год проложили по Аравийской пустыне извилистый маршрут длиной примерно в десять тысяч миль или шестнадцать тысяч километров. И во время этого путешествия Твитчелл острым и опытным глазом отмечал всё-всё-всё, запасливо откладывая впечатления впрок, у него ничего не пропало, он же был американцем.

Во всём этом деле есть одна интересность - со стороны США контакты с Саудией до времени мотивировались интересом "частным", а не государственным, SOCAL думала о дивидендах, Крэйн о древностях, а Твитчелл думал о зарплате. Положение начало меняться только во второй половине 41-го года и окончательно курс сменился в 1942 году, когда США оказались участниками не закулисных событий, а Мировой Войны в наигорячейшей версии. Саудовская Аравия оказалась нужна без всякой нефти, а уж наличие там даже незначительных открытых в 1938 году запасов превратило Саудию в государственный приоритет категории первого класса. И что же такого случилось в 1942-м?

В 1942 год случились Тобрук и Сталинград.

Вот выдержка из письма Джона Винанта, тогдашнего посла США в Великобритании: "... образ Германии, обменивающейся рукопожатием с Японией на побережье Индийского Океана, распространяющей своё влияние через Испанию на Гибралтар и далее до Дакара, закрывающей Средиземное Море, отрезающей нефть Ближнего Востока и обрывающей нить жизни, связывающую Британию с Индией и Австролазией, не может быть приятен ни нам, ни России."

Обретение немцами и итальянцами контроля над северным и южным побережьями Средиземноморья автоматически влекло за собою потерю Суэца, после чего ко всем портам Персидского Залива, Индии и Красного Моря следовало добираться новым маршрутом в обход Африки вокруг Мыса Доброй Надежды.

Выход немцев к Каспию и захват японцами Никобара и Андаманских Островов обещал создать новую геополитическую реальность и в 1942 году такая перспектива казалась не пугающе, а ужасающе близкой.

Реальность выглядела как победа Германии и Японии, делящих между собою Евразию.

Никто не желает задуматься над тем, как выглядел бы мир в этом случае, даже те, кто увлекается "альтернативщиной", ничтоже сумняшеся полагают, что война это война солдат между собою, что нужно довоевать "до победы", до "знамени над Рейхстагом", а потом можно демобилизовать армию и разойтись по домам. Налаживать мирную жизнь и с гневным возмущением читать в газетах про происки империалистов. И точно так же расценивается возможная победа немцев и японцев, которые, следуя этой логике, тоже должны были демобилизоваться, восстановить разрушенное войной народное хозяйство, после чего им не осталось бы ничего другого, как петь немецкие народные песни и водить народные японские хороводы.

А между тем выглядевшая в 1942 году вполне реальной победа немцев и японцев означала послевоенное "устаканивание" немецкой и японской Империй в новых границах, она означала создание двуполярного мира, только с полюсами в Берлине и Токио, она означала Холодную Войну, только не между СССР и США, а между Третьим Рейхом и Японской Империей. И на Ближнем Востоке победители неизбежно соприкасались бы боками.

Ближний Восток оказывался крайне важным при любом исходе Второй Мировой Войны. Даже и без нефти. А уж с нефтью... Да ещё и в случае победы немцев и японцев...

Именно поэтому для союзников (для "союзников") стал так важен король ибн Сауд и его государство.

Саудовская Аравия оказывалась на стыке, она получалась разломом между тектоническими плитами, одна из которых называлась Dritte Reich, а другая Dai Nippon Teikoku.


продолжение следует

Институт изучения проблем Ближнего Востока



free counters

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger