?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Понимая, что разногласия (начавшие принимать вид противоречий) лучше не доводить до стадии, когда они проявят себя в форме, которая потребует привлечь в качестве третейского судьи так называемое "общественное мнение", англичане предложили американцам формулу по разделу Саудовской Аравии.

И английский план выглядел вполне приемлемым, так как зиждился на уже имевшемся дипломатическом прецеденте - в основу будущего раздела Саудии был положен раздел Британской и Российской Империями Персии, где были созданы британская и российская сферы влияния с нейтральной зоной между ними. Раздел Персии позволил Англии и России создать баланс интересов, что в свою очередь дало возможность избежать не только прямого столкновения, но и надолго "снять вопрос", служивший источником раздражения в двусторонних отношениях.

Отдавая себе отчёт в степени усилий США, успевших "вложиться" в Саудию, англичане предусмотрительно предложили им сферу, в которой американцы уже и без того "присутствовали" и где они рассчитывали найти нефть - Нежд. Заранее отдавая кесарево, богово англичане скромно оставляли за собой, претендуя на Хеджаз с расположенными там Меккой и Мединой. План строился на послевоенном устройстве мира как его видели англичане, отчётливо понимавшие критическую важность Ближнего Востока, будущая политика в отношении которого по мнению Форин Оффиса неминуемо должна диктоваться нефтью. Однако именно в вопросе нефти Лондон полагал свои интересы в регионе полностью застрахованными от любых передряг, так как если в Саудии "большую нефть" ещё только предстояло найти, не говоря уж о том, что само её наличие там с точки зрения англичан было под большим вопросом, то в распоряжении Англии имелись уже разведанные запасы нефти в Иране, Ираке и Кувейте.

Будучи внешне простым, план скрывал в себе второе дно - фактически англичане предлагали американцам раздел не государства под названием Саудовская Аравия, а раздел ибн Сауда в настоящем и его наследников в будущем, раздел не человека, конечно же, а раздел "образа". Англия исходила из того, что "истинная роль ибн Сауда и его королевства измеряется не галлонами нефти, а тем влиянием, которое они оказывают на арабский мир и мусульман, проживающих в пределах Британской Империи". Можно сказать, что если бы план получил путёвку в жизнь, то нефтяная "ипостась" ибн Сауда досталась бы американцам, но вот религиозная - англичанам.

Старания англичан ни к чему не привели, из их плана ничего не вышло. И не потому, что он был плох, напротив, он открывал широкие горизонты для масштабной межгосударственной игры, однако Англия получила от ворот поворот. Причина была проста и груба - англичанам их предложение казалось предложением из тех, от которых нельзя отказаться и однако оно было отвергнуто американцами и отвергнуто потому, что Англия делала своё предложение не с позиции силы, а с позиции слабости. К концу 1943 года Америка "знала", что победителем из войны выходит она, а не Британская Империя, в отношении которой у Америки уже имелись свои собственные и вполне конкретные планы, которые можно назвать какими угодно, но совершенно точно не вегетарианскими.

Сильный не принимает предложений от слабого, каким бы заманчивым ни выглядело предложение само по себе. Сильный просто напросто не может себе этого позволить, "зрители не поймут".

И по этой причине сильный показавшийся ему заманчивым план у слабого отнимает и делает этот план своим. Канонический пример - НАТО. Изначально ведь эта идея принадлежала англичанам, но американцы своим калькуляторным умом тут же просчитали все будущие геополитические выгоды и, пользуясь правом сильного, отняли план у англичан, превратив проект в своё собственное предприятие, не лишив, правда, англичан права туда войти, но войти на правах младшего партнёра, не имеющего никаких шансов стать партнёром старшим.

(Между прочим (одно из множества других между прочим), американцы в случае с НАТО показали себя куда хитрее ("умелее") англичан, те ведь изначально не скрывали антигерманской ("антиевропейской") направленности военного союза Англии, Франции и Бенилюкса, а американцы, расширив круг участников до "североатлантического", сохранили суть (cosa nostra) союза, спрятав её за пропагандистской декорацией "противостояния коммунистической угрозе", хотя это было второ-, а, может, даже и третье- степенным по сравнению с главной целью обстоятельством.)

Так вот именно потому, что в Госдепартаменте сидели люди ничуть не глупее, чем в Форин Оффисе, американцы и видели отчётливейшим образом все выгоды, которых искали англичане в "саудовском вопросе". И сильный этих выгод слабого лишил. "Зачем они ему?"

К этому времени США слишком хорошо понимали геостратегическое значение Саудовской Аравии во всех смыслах, в том числе и в смысле религиозном, что в случае "Ислама" означает смысл идеологический, а потому они и не захотели с кем бы то ни было делиться, им нужно было сразу всё, Аравия как Аравия, а не какая-то её часть. "The Oil Is Not Enough."

Во всём этом деле, во всём nostra присутствовало ещё и вот что - если англичане полагали свои ближневосточные позиции secure по той причине, что у них в кармане уже имелись Иран, Ирак и Кувейт, то и американцы могли делать твёрдую ставку на ту же клетку. Вы не забыли про "Соглашение Красной Линии"? Про Red Line Agreement? Предположим, что ожидания англичан сбылись и американцы в Саудии нефть в ожидаемых объёмах не нашли.

Саудовская Аравия есть, нефти нет.

В этом случае США получали чрезвычайно выгодный в послевоенном раскладе "плацдарм", дающий возможность контролировать не только Аравийский полуостров, но и окрестности в самом широком смысле. Выгоды "присутствия" в Саудовской Аравии были продемонстрированы во время наземной операции в Ираке, а ведь Ирак это всего лишь Ирак, и, случись в регионе событие более масштабное, ценность Саудовской Аравии вырастет прямо пропорционально событию. "Голая арифметика."

А нефть, так что - нефть?

Если в Саудии нефти не оказалось бы, то это было бы плохо не для государства США, а для одной лишь компании CASOC. И "плохо" не значит "смертельно", у компании было много проектов и проект саудовский был лишь одним из них. Да и бизнес дело такое... Бизнес же. А уж бизнес нефтяной это риск из рисков. There is no business like oil business. Не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь.

Но это верно для человека. Для "акционера". А с государством дело обстоит немножко по-другому. С нормальным, конечно, государством, их на нашей планете немного, но несколько штучек найдётся.

Вот, опять же предположим, что компания CASOC понесла убытки. Плохо? Да плохо, конечно же, что ж тут хорошего. Но государство США ещё до указанных событий озаботилось, чтобы несколько других американских нефтяных компаний оказались участниками Red Line Agreement, а это означает, что они присутствуют там же, где и англичане. И если после войны нефтяные аппетиты мира возрастут, то и нефти в пределах, очерченных на карте красным карандашом, будут качать больше, и доходы американских компаний вырастут в той же степени, что и английских и пусть CASOC потеряет, зато пять входящих в консорциум самых больших нефтедобывающих компаний США, являющихся совладельцами Iraq Petroleum Company, найдут. И, как ни считай, а общий баланс будет в пользу государства. Государства США, понятное дело.

Помните, как Смок Белью играл в рулетку? Заметил, что колесо рулетки рассохлось и делал безошибочные ставки. Так вот ближневосточные послевоенные дела выглядели для американцев как это самое рассохшееся колесо. Беспроигрышно.

Но рулетка рулеткой, колесо колесом и нефть нефтью, как найденная, так и та, что ещё ищут, однако есть ещё такая штука как правила игры. Только не игры, а Игры. И эти правила неукоснительно соблюдаются, а на то, чтобы их выработать ушло несколько сот лет того, что мы называем "дипломатией". А "дипломатия" и "война" это, вообще-то, одно и то же. И все этим правилам стараются следовать, да и как по-другому, попробуй, не последуй, - себе же дороже выйдет. Уже не зрители, а сами участники действа "не поймут".

Так вот правила требуют, чтобы намерения проговаривались словами. Не теми, которые в газетах, а теми, которыми с глазу на глаз. И слова эти, произносимые облечёнными государственными полномочиями людьми, должны быть как можно проще, смысл сказанного должен быть однозначен, делается это сознательно, с тем, чтобы произнесённое нельзя было в будущем интерпретировать.

И с судьбой, уготованной Саудовской Аравии, было точно так же. В 1944 году президент Рузвельт улучил минутку и встретился с послом Британской Империи в США лордом Галифаксом. Франклин Делано Рузвельт был человеком не только очень умным, но и блестяще образованным, он по любому поводу мог запросто цитировать классиков, однако, подводя встрече итог, подводя "черту", он не стал тревожить прах Цицерона, как не стал и прибегать к латыни, а сказал он на простом английском так: "Persian oil is yours. We share the oil of Iraq and Kuwait. As for Saudi Arabian oil, it's ours."

"Персидская нефть принадлежит вам. Иракскую и кувейтскую нефть мы разделим. Что же до нефти в Саудовской Аравии, то она - наша."


продолжение следует

Институт изучения проблем Ближнего Востока

free counters

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger