?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Официальное саудовское молчание о характере восстания в Мекке, молниеносно распространившиеся среди мусульман теории заговоров и безнаказанность разгрома посольства США в Исламабаде сделали новые атаки против американских дипломатических представительств практически неизбежными.

Госдепартамент ожидал их в любой мусульманской стране, но менее всего – в Ливии. Полковник Каддафи “лично гарантировал” безопасность посольства, а брат президента , Билли Картер, только что провел больше месяца в стране, и, в вернувшись в Вашингтон, стал официальным платным лоббистом ливийского режима. Билли был одной из центральных фигур на празднованиях “десятилетия революции” в Триполи в сентябре 1979 года. Билли, по версии ливийской пропагандистской машины, был “представителем американского народа”, а не “американсского империализма”. Билли был антисемитом, и не скрывал этого. Когда его спросили, не боится ли он того, что его дружба с арабами оттолкнет еврейских избирателей во время грядущей избирательной кампании старшего, ответ был таков: “ОК. Арабов адски много, гораздо больше, чем евреев”.



Билли, хронический алкоголик, был вовлечен в ливийские интриги итальянскими торговцами недвижимостью и адвокатами в родовом гнезде Картеров – Плэйнс, Джорджия. Начиная с сентября 1978, он трижды побывал в Ливии. Он причинил старшему брату множество проблем своими речами и попытками обойти эмбарго на поставку запчастей и обслуживание американских военно-транспортных самолетов С-130. Он также вступил с ливийцами в переговоры о покупках ливийской нефти ( на тот момент 9% потребляемой в США нефти поставлялось из Ливии). Билли хотел покупать 100 тысяч баррелей в день и обещал, что на этот объем “не будут распространяться никакие будущие санкции”, поскольку нефть покупает он, Билли – брат президента. Билли получил от ливийцев кредит в размере 220 тысяч долларов (он просил 500 тысяч, и желательно, не кредит, а подарок).

“Гарантии” Каддафи заменяли, в случае Триполи, охрану морской пехоты, что естественно не удовлетворяло персонал посольства. Обязанности по охране посольства должен был выполнять резидент ЦРУ в Триполи Джек МакКавит. В отличие от Картера и его камарильи он понимал, что у него есть все основания для беспокойства. МакКавит, прежде всего, боялся повторения тегеранского позора. Он уничтожил все инкриминирующие документы или отправил их в Тунис. После этого он обнаружил в подвале посольства настоящую сокровищницу: давно забытые контейнеры со смесью слезоточивого и рвотного газа и катушки с колючей проволокой.

Рано утром 2 декабря 1979 года ливийский контакт предупредил МакКавита о неизбежной атаке. Согласно его информации, школьникам было велено в этот день держаться подальше от посольства, которое будет “сожжено по приказу сверху”. МакКавит немедленно предупредил главу дипломатической миссии – временного поверенного в делах Уильяма Иглтона.

Консульский отдел был немедленно закрыт, все сотрудницы эвакуированы. В здании посольства остались 12 человек. МакКавит и сотрудник посольства Джим Хупер пошли в центр города на разведку. Они видели, как со всего города на площадь Саха аль-Хадра собираются тысячи молодых людей в хаки (Каддафи в сентябре 1979 ввел декрет о милитаризации школ, и все учащиеся в возрасте от 14 лет носили полувоенную форму).

Через 20 минут толпа из двух тысяч студентов была у ворот посольства. Погромщики скандировал “Смерть Америке!” Смерть Америке!” и жгли чучела беглого иранского шаха Резы Пехлеви и египетского президента Анвара Садата. После этого был торжественно сожжен американский флаг и чучело самого Картера.

Основные помещения посольства находились на втором этаже, к которому из большого холла вела широкая мраморная лестница. МакКавит велел своим людям одеть противогазы, и, пока погромщики крушили двери посольства , закидать холл гранатами со слезоточивым газом. После этого мраморную лестницу аккуратно залили моторным маслом из гаража.

В отличие от посольства в Исламабаде, посольство в Триполи находилось в окружении дипломатических представительств других государств. Через двор от посольства находился задний вход в специально снятую на случай чрезвычайной ситуации квартиру. Из нее можно было выйти на одну из главных улиц Триполи – и пробраться в дружественные посольства.

Американцы спешно перебежали через двор в квартиру, но открыв парадное, были неприятно удивлены – они наткнулись на хвост колонны одетых в военную форму тинэйджеров. Голова колонны, а вместе с ней организаторы погрома в этот момент как раз ворвались в посольство. У МакКавита не было времени для размышлений. Он сказал американцам снять пиджаки и галстуки, и, выйдя на улицу, небрежно и легко пересечь ее, не показывая признаков беспокойства и озабоченности. Американцы прошли через опасную зону мелкими группами по 2-3 человека. Тинэйджеры удивлялись и спрашивали друг у друга, не американские ли шпионы затесались в их ряды. Вожаки, однако, были уже в посольстве, а потому инициативы никто не предпринял.

Вожаки и голова колонны совершенно не были подготовлены к тому, что их ожидало в холле посольства. Блюя и чихая, наиболее резвые попытались забежать на второй этаж по мраморной лестнице – только для того, чтобы соскользнуть с нее и протаранить ряды напирающих товарищей. Некоторые впали в панику, выскочили на улицу и начали орать, что они подверглись американской газовой атаке. Волна возбуждения пробежала по толпе, и часть ее обратилась в бегство.



Позднее ливийское агентство Jamahiriya News издало сообщение об американском вероломстве: “Как только студенты прорвались в посольство, персонал посольства использовал против них военные токсические газы, что еще раз доказывает – внутри дипломатического представительства находился не дипломатический, а военный персонал. В результате использования американским персоналом отравляющих веществ серьезно ранены несколько ливийских студентов. Они эвакуированы в госпиталь”.

В посольство приехали офицеры ливийской разведки. Они вывезли все бумаги, которые могли найти, но в них не было ничего секретного. Самой весомой их добычей стали многотомные Foreign Policy Regulations и отчеты кассы посольства.

На следующий день, сразу же после того как американцы сумели навесить сорванную с петель в дверь, они услышали громкие одобрительные крики молодого ливийца, в восторге обозревавшего результаты вчерашнего погрома. Выразив переполнявшие его чувства, он стал стучать в дверь посольства и требовать продления студенческой визы для продолжения обучения в городе Нью-Йорк. Когда ему с проклятиями отказали он, сквозь слезы закричал: “Вы не можете так со мной обойтись!”

Последствия штурма посольства для режима Каддафи были негативными. Картер резко увеличил объемы военной помощи соперникам – военной хунте Туниса, и отозвал временного поверенного в делах в Триполи, что фактически означало разрыв дипломатических отношений – в преддверии куда более серьезного рейгановского кризиса.

По материалам:

Inquiry into the matter of Billy Carter and Libya. US Senate. July 12, 1980

Mahmoud El-Warfally Imagery and Ideology in US politics towards Libya 1969-1982

Yaroslav Trofimov. The Siege of Mecca: 1979 Uprising at Islam’s Holiest Shrine 2007

место постоянной публикации



free counters

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger